Занимательные истории из истории техники.

Материал скомпилирован из открытых интернет-источников и предназначен только для ознакомления! 
 
  В январе 2013 года — 127 лет с момента изобретения автомобиля. Однако стоит копнуть историю поглубже — и начинают всплывать удивительные факты: оказывается, самодвижущиеся экипажи с двигателями внутреннего сгорания строились и ездили еще до 1886 года! Так кому же все-таки принадлежит пальма автомобильного первенства — немцам Бенцу и Даймлеру, французам Ленуару и Делямару-Дебутвиллю или австрийскому еврею Маркусу? 
  Отсчет лет автомобилю ведется со знаменательной даты: 29 января 1886 года Карл Бенц подал в Kaiserlisches Patentampt заявку на патент за номером 37435 — «Экипаж с приводом от газового двигателя». 
 
 
Интересные факты №1: 
(Трехколеска Бенца хранится в транспортном филиале знаменитого мюнхенского Deutsche Museum в стеклянном саркофаге, подобно спящей красавице из древнегерманских сказок. Карл Бенц передал ее туда в 1906 году, в 20-летнюю годовщину своего изобретения. Образец, выставленный в заводском музее Mercedes-Benz в Штутгарте, — всего лишь копия: предположительно, одна из трех, построенных в 1936 году к полувековому юбилею германской автомобильной промышленности. Еще одну из тех трехколесок не так давно работники музея Mercedes-Benz обнаружили и спрятали в хранилище в городе Фельбахе. В заводском музее стараются не акцентировать внимание на том, где у них выставлены копии, а где оригинальные машины. И не без причины. Пожар, случившийся на заводе Mercedes в 1903 году, погубил многие из потенциальных экспонатов, в частности, первый мотоцикл Даймлера. 
Кстати, в центре классических автомобилей Mercedes-Benz Classic Center можно купить репликар Benz Patent-Motorwagen всего за 66400 евро. Сообщается, что построена реплика самим центром, в точном соответствии с оригиналом за единственным исключением: вместо лигроина она потребляет современное топливо. На самом же деле заказ для центра на сотню трехколесок выполнила мастерская John Bentley Engineering из Йоркшира. Причем Джон Бентли построил 14 реплик первого автомобиля Бенца еще в 1986 году, к 100-летию.
 
  Но нюансов в истории с Бенцем множество. Начнем с того, что заявку Бенца одобрили только 2 ноября 1886 года, а до того формальное право оспорить первенство оставалось у любого другого изобретателя. Между прочим, сам Бенц после публичного выезда своего экипажа 3 июля 1886 года рассказывал газетчикам, будто его трехколеска была готова еще год назад — просто до января он не был уверен в машине, проводил тайные испытания во дворе своей «Рейнской фабрики газовых моторов», а на улицы Мангейма выезжал только ночью… Причина? Права на четырехтактный двигатель принадлежали тогда Николаусу Аугусту Отто (Das Deutsche Reichspatent №532 от 4 августа 1877 года). Отто отличался редкой склонностью к сутяжничеству, преследуя всех и вся, кто брался выпускать моторы с предварительным сжатием смеси. И Бенц знал это. Из-за этого он прежде строил только двухтактники. Однако на свой самодвижущийся экипаж поставил уже четырехтактный мотор. Почему Бенц вдруг решил рискнуть? 
Дело в том, что в середине 1880-х годов над Отто сгустились тучи: обнаружилось, что еще в 1862 году французский инженер-путеец Альфонс Бо де Роша изложил принцип работы четырехтактного двигателя. Едва появились достаточные основания сомневаться в приоритете Отто, французские промышленники вчинили ему встречный иск. И буквально на следующий день после того как 29 января 1886 года Карл Бенц подал свою знаменитую заявку, суд отменил действие патента Отто на четырехтактный ДВС! 
Так что, скорее всего, Бенц не кокетничал перед газетчиками: его машина была готова еще в середине 1885 года, но открыто заявить о ней мешало отсутствие судебного решения по делу Отто. О нем Бенц узнал за день до оглашения — очевидно, «по своим каналам». 
 
  Существует не менее загадочный вопрос: почему Готлиб Даймлер, которого в концерне Dailmler AG предлагают считать «соотцом современного автомобиля», даже не оспаривал первенство у Бенца? Почему не попытался запатентовать свой четырехколесный «моторваген»? В 1883 и 1885 годах он получает свидетельства на четырехтактные двигатели (DRP №28022 и DRP №34926), в 1885-м — на мотоцикл (DRP №36423). Затем создает моторную лодку, моторизует вагон конки, дрезину, локомотив, пожарный насос и даже дирижабль. «Соотца автомобиля» интересуют любые сферы применения ДВС, за исключением… автомобильной. 
Для Даймлера четырехколесный экипаж — не более чем занятный механизм. Пока Бенц лавирует в пучине германского патентного права, Даймлер готовит любимой жене Эмме, у которой 29 апреля день рождения, сюрприз. Заказывает штутгартскому каретнику Вимпфу экипаж-«американку», поручает заводу в Эсслингене изготовить двигатель, рулевой механизм и трансмиссию. И не больно-то следит за выполнением поручений: Вимпф присылает повозку с четырехмесячным опозданием, затем машину неспешно собирают в Эсслингене. Первое дорожное испытание прошло с годовым опозданием — 4 марта 1887 года: Бенц к тому времени полгода как первый. 
Забавно, что почтенный штутгартский концерн Daimler-Benz ныне носит название Daimler AG. Получилось, что имя главного пионера автомобилизма, приоритет которого немцы упорно отстаивали, оказалось за бортом истории... 
 
Интересные факты №2 
(14 января 1896 года британский предприниматель Гарри Джон Лоусон с партнерами основал Daimler Motor Company. Для промышленного производства автомобилей на берегах Туманного Альбиона он купил за 350 тыс. марок лицензию у Готлиба Даймлера. Новая фирма заняла заброшенную бумагопрядильную фабрику в окрестностях Ковентри и в 1897 году приступила к постройке машин.Британские и немецкие авто, носившие марку Daimler, использовали одинаковые моторы, однако отличались друг от друга по конструкции. Гораздо больше общего британские Daimler имели с французскими Panhard-Levassor. 
 Заслуга Лоусона состоит в том, что он первый начал в Великобритании промышленное изготовление автомобилей. Расширение его деятельности совпало с ослаблением позиций в британском парламенте некогда могучего железнодорожного лобби. Влиятельные владельцы частных железных дорог всячески препятствовали распространению в Соединенном Королевстве самодвижущихся экипажей. В 1898 году за руль Daimler сел сам Принц Уэльский, будущий король Великобритании Эдуард VII. Так Daimler Motor надолго сделалась единственным официальным поставщиком Royal Mills – королевского гаража. Это способствовало росту популярности марки. В это время в Германии компания Daimler Motoren Gesellschaft (DMG) ввела для своих легковых моделей марку Mercedes. По иронии, британский Daimler, никак не связанный с DMG, остался единственным предприятием, чья продукция сохранила упоминание об одном из пионеров моторизации. Хотя, англичане произносили это имя на свой лад: «Дэймлер». В 1910 году Daimler Motor Co. была поглощена оружейной фирмой Birmingham Small Arms Company (BSA). После этого BSA начала проявлять интерес к автомобилям, а компания Daimler выпустила свои первые танки и броневики. А потом – и самолеты. В 1960-м торговая марка Daimler стала собственностью Jaguar Cars. В последнее время под брендом Daimler выпускались наиболее дорогие версии Jaguar XJ (серия X350). В 2008 году после приобретения компании Jaguar Land Rover индийской группой Tata марка Daimler сошла со сцены.) 
 
  Однако под первенство Бенца подложена другая мина — французская. Вспомним, что в Парижской консерватории искусств и ремесел выставлена паровая телега Кюньо образца 1769 года. Не просто первый в мире самодвижущийся экипаж с тепловым двигателем, но и первый переднеприводный автомобиль! А также первый грузовик, первый тягач и первый военный автомобиль, поскольку назначением телеги Кюньо было таскать пушки в парижском Арсенале. 
 
 
 
  Французы первые, а вовсе не немцы? В те времена две нации враждовали вовсю: 8 июля 1870 года французский посланник доставил прусскому королю Вильгельму депешу с кучей претензий. Король, расслаблявший в тот момент свои престарелые чресла в целебных ваннах в Бад-Эмсе, был настроен миролюбиво, требования французов выполнили. Но министр-президент Пруссии, бретер и забияка Отто фон Бисмарк, известный своими предостережениями против войны с Россией, не колебался — 19 июля Пруссия объявила войну Наполеону III. Имея на треть меньше штыков, чем у Франции, в марте следующего года пруссаки заняли Париж, свергли последнего французского императора — и заодно объявили о создании собственной Германской империи. От итогов Франко-прусской войны европейскую политику будет лихорадить вплоть до 1945 года. И если бы только политику! Стороны со скрипом признавали патентное право друг друга и, случалось, подворовывали друг у друга изобретения. Вспомнить хотя бы то, как Citroen 5CV 1921 года превратился в Opel 4PS Laubfrosch 1926 года... 
 
 
  Что уж говорить про принципиальный вопрос первенства в автомобильной индустрии, которую немцы лелеют столь же трепетно, как французы свою гастрономию? Впрочем, в 1940 году немецкие офицеры в захваченном Париже осматривали телегу Кюньо без тени ревности: паровые автомобили оказались тупиковой ветвью, и к ним относились не иначе как к техническим диковинам. Германских радетелей за приоритеты беспокоили только самоходы с ДВС. Например, запатентованная 30 января 1807 года во французском Bureau des Arts et Metiers самодвижущаяся повозка майора швейцарской армии Франсуа Исаака де Риваца. Обучаясь в академии Сен-Сира, майор посещал опыты Алессандро Вольты. Знаменитый физик показывал пистолет, внутрь которого вместо пороха закачивался гремучий газ и воспламенялся искрой от вольтова столба — прообраза современных батареек. Изобретение автомобиля и стало возможным благодаря подобного рода новациям, на рубеже XVIII—XIX веков сыпавшимся, как из рога изобилия. Свою четырехколесную повозку майор оснастил неким подобием копра для забивания свай. В вертикальном цилиндре, открытом сверху, перемещался поршень со штоком-зубчатой рейкой. Шток входил в зацепление с храповиком, соединенным с барабаном. А на барабан наматывалась цепь, крепившаяся на другом барабане, на ведущей оси повозки. На половине первого такта поршень шел вверх, засасывая в полость под собой сначала воздух, а затем водород (клапаны открывал механик). Затем клапаны закрывали и воспламеняли смесь от вольтова столба. От взрыва поршень подбрасывало еще выше, после чего, опускаясь, он собственным весом тянул цепь, вращая барабаны. Более точного описания повозки не сохранилось. Об ее испытании в швейцарском городе Веве в 1813 году оставлены довольно смутные свидетельства. Но если майорова повозка ездила, ее можно считать первым в мире водородным автомобилем. 
 
 
 
  А двигатели Ленуара? Люксембуржец Жан Жозеф Этьен Ленуар (кстати, ставший кавалером ордена Почетного легиона за заслуги перед Францией во время Франко-прусской войны) 24 января 1860 года получил французский патент №43624 на двухтактный ДВС. Этот мотор напоминал паровую машину. Предварительного сжатия горючей смеси не происходило — золотник распределял ее между смежными полостями цилиндра, и поршень шел в сторону, противоположную той, с какой на него оказывали давление расширяющиеся газы. На мысль использовать светильный газ в качестве топлива Ленуара натолкнули газовые рожки в парижском ресторане, где он гарсоном подавал обеды и разносил свежие газеты. ДВС Ленуара работал с перебоями, уступал по КПД паровым машинам, но, что важно, производился в промышленных масштабах. О том, какой к тому времени был накоплен багаж знаний, свидетельствует одно рекламное объявление: «В машине Ленуара применен поршень по патенту Стрита. Она двойного действия, как двигатель Лебона, воспламенение электрической искрой, как у машины Риваца, питание газом по методу Эрскина Хазарда, она обязана Сэмьюэлу Брауну охлаждением цилиндра водой». Так вот, известно, что в 1862 или в 1863 году Ленуар построил трехколесный восьмиместный омнибус, который из Парижа добрался до Жонвиль-ле-Понта — а это 19 км! 
 
 
 
  Но патента на омнибус Ленуар не получал. Поэтому немецкие историки не видят его соперником Бенца и Даймлера. Более того, официально считается, что опыты Ленуара вдохновили Николауса Аугуста Отто на создание первого по-настоящему эффективного ДВС, получившего золотую медаль на Парижской выставке 1867 года.Между прочим, на Всемирной выставке 1867 года с моторами Отто и Ленуара ознакомился еще и Готлиб Даймлер. Словом, без Ленуара стройная лесенка к германскому первенству развалилась бы. 
 
  Но вот еще один француз — Эдуар Делямар-Дебутвилль. Был он весьма разносторонней личностью. Издал трехтомник грамматики санскрита, коллекционировал птиц, оставил труды по выращиванию мидий. Устричная ферма, основанная им в Карантеке на западе Франции (залив Морле), действует до сих пор. Делямар-Дебутвилль даже занимал должность мэра городка Фонтен-ле-Бур (департамент Приморская Сена в Нормандии), где вместе с механиком Леоном Полем Шарлем Маланденом проводил опыты над самодвижущимися экипажами. Первый экземпляр, трицикл, в 1883 году у изобретателей взорвался, а на втором, четырехколесном, в 1884 году была совершена успешная поездка по дороге до соседней деревушки Кайи (5,3 км). Причем, в отличие от Ленуара, Делямар-Дебутвилль получил патент на свой автомобиль от 12 февраля 1884 года! Это был типичный сельский экипаж, известный как «нормандский фургон», — но под полом размещались два горизонтальных одноцилиндровых двигателя, огромный маховик, ременный промежуточный привод, дифференциал и цепные главные передачи. Немудрено, что жители Фонтен-ле-Бур считают свой городок колыбелью автомобиля и даже поместили повозку Делямар-Дебутвилля на свой герб! 
 
 
  Однако в дальнейшем Делямар-Дебутвилль сосредоточился на стационарных двигателях — к примеру, его газовые моторы мощностью до 7000 л.с. были отмечены золотыми медалями знаменитой выставки Exposition Universelle в Париже в 1900 году наряду с башней инженера Эйфеля и мостом через Енисей инженера Лавра Проскурина. 
 
Интересные факты №3: 
(На XVI Всероссийской торгово-промышленной выставке в Нижнем Новгороде 28 мая 1896 года царю Николаю II показали первый русский автомобиль, построенный Евгением Александровичем Яковлевым и Петром Александровичем Фрезе. Увы, государь всея Руси попросту предпочел не заметить новинку. Не возымела успеха и робкая рекламная кампания в газетах — по объявлению экипаж никто не купил. Дальнейшая судьба первого русского автомобиля, увы, неизвестна. Сохранились лишь два фотоснимка, оба — с Нижегородской ярмарки.) 
 
 
  Изобретение Делямар-Дебутвилля несет прямую угрозу приоритету Бенца. Вот только всегда ли немцы отказывались признавать первенство Делямар-Дебутвилля? В 1906 году в журнале Der Motorwagen вышла обширная статья, рассказывающая о машине французского изобретателя. Однако в 1936 году, когда Третий рейх отмечал 50-летие германской автомобильной промышленности, ни о каком Делямар-Дебутвилле уже не вспоминали. Историю причесали, подобно тому, как в СССР плодили мифы о Кулибине и братьях Черепановых. Немалую роль сыграл в этом официальный летописец Daimler-Benz AG Пауль Зиберц. Так экипажи Бенца и Даймлера стали обладателями звания первых в мире автомобилей. Имеется и еще одна, упорно игнорируемая немцами, автомобильная родовая ветвь. Она ведет к Зигфриду Самуилу Маркусу. Он родился в 1831 году в городке Мальхине на северо-востоке Германии. Азы механики и электротехники Маркус постигал на известной берлинской фирме Siemens&Halske. Как убежденный противник войны между немцами и французами Маркус был вынужден в 1852 году бежать в Вену. Там на улице Мариахильфер-штрассе спустя четыре года он открыл собственное конструкторское бюро. На Парижской выставке 1867 года, где мотор Отто удостоен золотой медали, Маркус получает серебряную за карбюратор. К этому времени Маркус изобрел и магнето — правда, не для автомобиля, а для подрыва мин. Это устройство, известное как Vienna Znder, многим знакомо по фильмам про партизан. Так вот, первую самоходную телегу, внешне напоминающую экипаж майора де Риваца, Маркус построил еще в 1870 году! Сохранились письменные свидетельства об этом опыте и фотографическая карточка машины. 
  Причем на этом Маркус не остановился — вторую моторизованную телегу по его проекту построила фирма Fa. Mrky, Bromovsky & Schulz в городе Адамсталь вблизи Брно, в Моравии (теперь это чешский город Адамов). У экземпляра №2 наличествовали важнейшие признаки современного автомобиля — компактный ДВС, потреблявший топливовоздушную смесь, приготовляемую в карбюраторе и воспламеняемую от низковольтного магнето с прерывателем. Имелись сцепление, двухступенчатая трансмиссия, рулевой механизм, раздельные места для водителя и пассажиров. 
  Утверждалось, что второй образец был построен в 1875 году, то есть на десять лет раньше трехколески Бенца. Казалось, новоявленным историкам Третьего рейха можно было радоваться — приоритет уроженца Германии Маркуса был подтвержден патентом дружественного государства. Только вот незадача — Маркус был евреем. Австрийцев сие обстоятельство ничуть не волновало, и повозка изобретателя, вполне работоспособная, выставлялась в Венском техническом музее на самом видном месте. 
  В марте 1938 года в ходе аншлюса германские войска заняли Австрию, присоединив ее к Третьему рейху. Незадолго до этого, едва события приняли предсказуемый ход, работники музея закатили ценный экспонат в нишу в одном из коридоров музея, заложили ее кирпичом и аккуратно заштукатурили. Не ровен час нашли бы ее гестаповцы... После войны кладку разобрали, провели ТО, и 16 апреля 1950 года моторизованная телега Маркуса своим ходом прошла во главе колонны горожан по улицам Вены. 
 
Интересные факты №4 
(Про таких, как Павел Иванович Тараненко, принято говорить «человек удивительной судьбы». Детство он провел в многонациональной Ялте, и природная склонность к языкам однажды спасла ему жизнь и определила дальнейшую судьбу. Во время войны его заподозрили в связях с партизанами. Но татарину-полицаю он отвечал по-татарски, а прибывшему на допрос немецкому офицеру — по-немецки, и потому Тараненко не расстреляли, а отправили в лагерь, в Австрию. Здесь выручило еще и знание автодела — хороший Дом пионеров был в Ялте! Тараненко взяли механиком на автомобильный завод Steyr в Граце, за которым был закреплен лагерь. Когда в Австрию пришла Красная армия, Тараненко после проверки СМЕРШем (акроним от «смерть шпионам», название контрразведывательного подразделения Наркомата обороны) призвали в танковые войска. Когда закончились бои, Тараненко в звании сержанта сопровождал офицеров на переговорах с местной администрацией. И в 1946 году бургомистр Вены обратился к нашему командованию с неожиданной просьбой: дать отделение солдат с офицером, чтобы извлечь из кирпичной стены в Венском техническом музее старинный автомобиль. «Зачем вам офицер? — удивился наш генерал. — У меня тут есть дельный сержант, говорит по-вашему, да и в машинах понимает!» 
Много всего потом было в жизни Павла Ивановича. Военную службу он продолжил в Потсдаме, демобилизовался, учился, работал инженером на АЗЛК, занимался автомобильным спортом. Однажды, году в 1960-м, его вызвали в КГБ и продемонстрировали полученное из Австрии письмо: господина Тараненко любезно приглашают прибыть в Вену, чтобы за рулем спасенной им повозки Маркуса проехать по улицам во время какого-то торжества. В КГБ умели выбирать правильный тон беседы: Павел Андреевич отказался, о чем, кажется, продолжает жалеть до сих пор.) 
 
  Но вот что интересно: если и был смысл немцам охотиться за машиной Маркуса, то только из-за иудейского происхождения изобретателя. Уже в те годы было ясно, что приоритет Маркуса сомнителен. В 1901 году американский филиал компании Daimler-Motoren-Gesellschaft (основанной, напомню, «соотцом автомобиля») поручил инженеру-профессору Чишеку установить прецеденты постройки самодвижущихся экипажей до 1879 года. Связано это было с претензиями некоего Селдена из Рочестера, штат Нью-Йорк, на право считаться изобретателем автомобиля. 
  Профессор отправил запрос на фирму Fa. Mrky, Bromovsky&Schulz и получил в ответ письмо следующего содержания: «Любезно сообщаем, что действительно построили по заказу господина Маркуса двигатель мощностью 1 л.с. для установки на самодвижущуюся повозку в 1888 году. Данная повозка, испытанная на главной торговой улице Вены, вызвала сильный переполох…» Свидетелей «переполоха» нашлось только двое, и оба они не могли наверняка назвать дату, когда это происходило. Однако в газетах за 1875 год профессору не встретилось ни единого упоминания об испытаниях автомобиля Маркуса. 
  Получается, вторая машина была создана изобретателем много позже? Косвенно это подтверждается несколькими фактами. Во-первых, достоверно известно, что в 1882 году Маркус построил двухтактный двигатель (кстати, очень похожий по устройству на ленуаровский, без предварительного сжатия). А на его второй машине стоит более прогрессивный четырехтактный мотор. Кроме того, германский патент на низковольтное искровое зажигание для ДВС от магнето Маркус получил только в 1883 году. Тогда как на его второй повозке магнето уже стояло. Спрашивается, если эта машина построена в 1875 году, отчего Маркусу тогда же не запатентовать свое магнето?
  Современные историки сходятся на том, что в 1875 году Маркус мог набросать концепцию второй машины. А завершена она была не ранее 1889 года. Следовательно, и Бенц, и Даймлер все же опередили Маркуса. 
 
Так что никто не спешит отказываться от мифов о первенстве Бенца, сложенных в неспокойные 1930-е годы историком Паулем Зиберцем. Да и стоит ли осуждать немцев за их упорство в отстаивании собственных приоритетов?

Подборку сделал: Шкаликов Андрей