Барк "Пуркуа Па?"

автор: Геннадий

Флот

Франция

Звезда 1:100

Всем доброго времени суток Коллеги моделисты! Представляю Вашему вниманию экспедиционное судно "Пуркуа Па?" который зацепил своей печальной историей. На модели от себя добавил открытый трап, но позже пожалел т.к корабль идёт под парусами, корабль окрашен акриловыми красками и кистями разного размера. Корпус немного сделал потрёпанным, на сколько получилось судить Вам. В процессе стройки модель терпела крушение, но вроде восстановил. Рангоут оставил из набора кроме бушприта, о чём сто раз пожалел! Выражаю огромную благодарность всем моделистам которые принимали участие в стройке этой модели на нашем сайте: http://karopka.ru/forum/forum190/topic19217/ Кого заинтересовала модель можете просмотреть обзор набора: http://karopka.ru/community/user/15848/?MODEL=384295 Всем спасибо за внимание, приятного просмотра. Историческая справка: Трехмачтовый барк, построенный в 1907 году кораблестроительной фирмой Сент-Мало под руководством архитектора г-на Готье на средства доктора Жана батиста Шарко. На второй день после начала Первой Мировой войны Шарко перевооружает свой барк «Пуркуа-ПА?» и принимает участие в боевых действиях. Корабль затонул во время шторма в Исландском море. Из 41 члена команды в живых чудом остался только рулевой. 1936, 16 июля — Корабль „Пуркуа па?“ под командой Шарко отплыл в Гренландию за членами экспедиции Поля Эмиля Виктора - известного французского полярного исследователя и писателя, участника многих экспедиций в арктические и антарктические области земного шара. Шарко сопровождала группа ученых, специалистов по Арктике. 1936, 21 августа — Французский корабль „Пуркуа па?“ под командой Шарко покинул Исфьорд в Исландии, где задержался на несколько дней из-за бурь, поскольку выход в море из порта был запрещен, и отправился к побережью Гренландии к заливу Скорби, где должен был подобрать двух исследователей. 1936, 22 августа — Французский корабль „Пуркуа па?“ под командой Шарко добрался до залива Скорби в Гренландии, откуда должен был забрать двух французских этнологов, проводивших там исследования, но оказалось, что их там нет. Ученые, находящиеся на борту, делают фотографии и составляют карты гренландского побережья. 1936, 26 августа — Французский корабль „Пуркуа па?“ под командой Шарко у побережья Гренландии. Учёные, находящиеся на борту, продолжают исследование прибрежных вод. „Полный штиль, абсолютная видимость, теплое, не причиняющее беспокойств солнце; богатейшие цвета нежно сияют, радуя глаз совершенным сочетанием“. На мачту села чайка и отказалась улетать. Шарко покормил ее консервированной семгой. Птица позволила гладить себя. Ей дали имя Рита. 1936, 30 августа — Французский корабль „Пуркуа па?“ под командой Шарко, проводящий исследования прибрежных вод южной Гренландии, взял курс на Исландию. В 22.30 произошёл взрыв метана в угле. Французский консул в Рейкьявике, предупрежденный по радио, сообщил, что датский сторожевой корабль „Эвадбьорнан“ на всех парах спешит к „Пуркуа па?“. Встреча состоялась. „Пуркуа па?“ был взят на буксир. 1936, 31 августа — В Северной Атлантике начался шторм. В него попали французский корабль „Пуркуа па?“ под командой Шарко, в трюме которого накануне взорвался угольный газ, и ведущий его на буксире датский сторожевой корабль „Эвадбьорнан“.Из-за сильного волнения и встречного ветра „Эвадбьорнан“ с трудом вёл „Пуркуа па?“ на буксире. В 13.00 в 50 милях от Рейкьявика лопнул буксирный трос. После нескольких часов борьбы с морем его снова удалось завести на сторожевик. 1936, 3 сентября — Французский корабль „Пуркуа па?“ под командой Шарко, в трюме которого 30 августа взорвался угольный газ, и ведущий его на буксире датский сторожевой корабль „Эвадбьорнан“ добрались до Рейкьявика. 1936, 15 сентября — Французский корабль „Пуркуа па?“ под командой Шарко после ремонта котла, развороченного взрывом угольного газа 30 августа у берегов Гренландии и доставленный в Рейкьявик на буксире, вышел в море. Через три часа после отплытия разыгрался шторм, сила ветра достигает 11 баллов по Бофорту, то есть более 100 километров в час. Шарко решил укрыться за мысом Скагафлес, который судно только что обогнуло. В полночь „Пуркуа па?“ лёг в дрейф, пытаясь хоть как то уберечься от самых крупных волн. Но все усилия экипажа тщетны. „Пуркуа па?“ потерял в дрейфе фок мачту и радиоантенну. Сила ветра такова, что мачту со всей оснасткой тут же унесло в море. 1936, 16 сентября — Шторм у берегов Исландии. В него попал Французский корабль „Пуркуа па?“ под командой Шарко. Пять часов утра. Из под воды появились рифы Альфтанес – смертельная опасность для любого судна, оказавшегося к северу от Рейкьявика. 5.15 „ Пуркуа па?“ два раза с силой ударился о рифы, лёг на правый борт, гигантская волна пронеслась по палубе, давя шлюпки, словно спичечные коробки. В море унесло катер и одного матроса. Та же волна поднимает судно над барьером скал и разворачивает его на 180°. В этот момент раздался взрыв – выбило клапан котла. Давление упало. – Поставить кливер и марсель! Шарко попытался с помощью парусов выполнить маневр – уйти из зоны рифов и выброситься на берег. Но судно стало неуправляемым, оно превратилось в безжизненную игрушку волн. Возник еще один риф, и судно разбилось о него. Вся команда на палубе работала в спасательных жилетах. Одни сами прыгали в море, других смывали волны. Старший рулевой Гонидек увидел Шарко, который стоял на мостике. Его лицо искажено страданием. Старший рулевой стал свидетелем совершенно невероятной сцены. Судно медленно разваливается и погружается в воду, а Шарко идет за клеткой с Ритой. Он открывает клетку, гладит чайку и подбрасывает ее в небо. В девять часов жители ближайшей фермы заметили в волнах тело человека. Им удалось вытащить его на берег. Оказалось, что человек еще жив. Его удалось выходить. Исключительная физическая выносливость старшего рулевого Гонидека позволила ему выжить после трех часов пребывания в ледяных исландских водах. Он видел, как гибли его друзья, пытавшиеся добраться до берега вплавь. Из сорока погибших на „Пуркуа па?“ море вернуло двадцать три тела. Большинство из них в кораблекрушении были сильно изранены. Только Шарко, казалось, заснул: на нем не нашли ни единой царапины.